Церковь Ильи Пророка




Церковь Ильи Пророка - выдающийся памятник русской художественной культуры XVII столетия, вписавший ярчайшую страницу в развитие ярославской школы архитектуры и живописи.

Церковь была построена в 1647-1650 гг. на месте двух деревянных храмов на средства богатейших местных купцов братьев Вонифатия и Иоанникия Скрипиных. Возведенная первоначально на территории усадьбы храмоздателей, после реконструкции Ярославля по плану 1778 г., ильинская церковь стала центром административной площади, одним из главных архитектурных сооружений города.


Церковь Ильи Пророка представляет собой настоящую сокровищницу древнерусского искусства, хранящую память о таланте многих лучших мастеров своего времени - зодчих, художников, кузнецов, резчиков по дереву, серебренников, изразечников. Ильинский храм по своим архитектурным формам, настенной живописи, составу икон принадлежит к наиболее выразительным и совершенным художественным ансамблям XVII столетия, он является одним из наиболее полно и хорошо сохранившихся памятников Ярославля.


В 1898 - 1904 гг. в церкви Ильи Пророка были проведены большие ремонтно-реставрационные работы на средства И.А.Вахромеева. С 1920 г. храм открыт как музей.


История храма XVII-XIX века


«Ильинская церковь в ряду всех прочих церквей Ярославля, несомненно, принадлежит к числу самых замечательных»- так писал о церкви Ильи Пророка в начале XX в. человек, давший вторую жизнь этому храму - Иван Александрович Вахромеев.

Замечательна церковь Ильи Пророка во многих отношениях. Это одна из жемчужин знаменитой ярославской школы архитектуры и живописи XVII века, сохранившая почти полностью свой первоначальный облик. Это редкостный памятник русской церковной старины, с давних пор привлекавший внимание многих любителей и знатоков древностей, художников, ученых, туристов. Это одно из центральных архитектурных сооружений Ярославля, церковь с конца XVIII века стоит на главной площади города. Замечательна церковь Ильи Пророка своей историей, а так же людьми, которые с большой любовью создавали ее, украшали, изучали, реставрировали.

Первыми в этом ряду стоят богатые именитые ярославские купцы Вонифатий и Иоанникий Скрипины, чьим «иждивением» в середине XVII века была построена церковь Ильи Пророка. Местная традиция считает их, как и представителей других крупных купеческих фамилий Ярославля - Светешниковых, Добрыниных, Гурьевых потомками высланных Иваном Грозным новгородцев.

По своему положению Скрипины принадлежали к верхушке русского торгового мира. Иоанникий Скрипин входил в группу самой привилегированной части русского купечества - был государевым гостем. Иоанникий Скрипин пожалован в чин гостя в период с 1647 по 1650 гг. Насколько это была редкая и почетная привилегия для купечества говорит то, что в стране в этот период было всего 24 гостя.

Cкрипины занимались торговлей мехами, церковной утварью и драгоценными камнями «на великую сумму», они являлись поставщиками товаров для царского и патриаршего двора. С. В. Бахрушин так оценивает размах их деятельности: «Через своих агентов Светешников выводил из-за Урала очень большое количество мехов, уступал в этом среди ярославских скупщиков пушнины только знаменитым Скрипиным». Они были лично знакомы с первыми Романовыми - царями Михаилом Федоровичем и Александром Михайловичем пользовались их расположением. Облик храмоздателей, их душевный настрой очерчиваются в немногих сохранившихся документах. Подворье их было в самом центре Земляного города, на оживленной Пробойной улице, неподалеку от обширной торговой площади. Судя по их успешной деятельности, они были людьми предприимчивыми, с деловой сметкой. Оба брата не только знали грамоту, о чем свидетельствуют их автографы и пометы в «Книге церковного строения», составленной ими по окончанию строительства Ильинского храма, но были людьми, наделенными художественным чутьем и вкусом, знакомыми с творчеством мастеров из разных городов страны.

Ильинский храм стал любимым детищем Скриипиных, в которое они вложили не только средства, но и душу. Несомненно, они руководили и его постройкой и оснащением на всех этапах. Рядом с подворьем Скрипиных стояли две деревянные церкви - холодная во имя Пророка Ильи и теплая Покрова Богоматери. Неизвестно, когда положено им начало, но в 1612 г., во время пребывания в Ярославле ополчения Минина и Пожарского они уже существовали, так как о церкви Ильи Пророка упоминается в первом чуде от иконы Спаса в «Сказании о Спасопробоинской церкви»: «Еда же несена бысть сия святая икона и против церкви святого пророка Ильи слепый некий прозре обеими очами яко никогда же сея болезни имев».

Строили Скрипины церковь три года, о чем можно узнать из надписи, сделанной славянской вязью на белокаменной плите справа от входа в храм. «Благоволением Бога Отца Вседержителя и споспешением Единородного Сына Его Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и содействием Святого и Животворящего Духа начаты созидатися сии церкви во имя Пресвятыя Богородицы, честнаго Ея Покрова и Святого Пророка Ильи с прочими тремя приделы в лето 7155 (1647), месяца мая в 9 день; совершена же сия церковь и освящена в 7158 (1650) году, июня в шестнадцатый день, при державе Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Руси, при святешем Иосифе Патриархе Московском и всея Руси, при митрополите Варлааме Ростовском и Ярославском».

К завершению строительства Ильинского храма, Скрипины были одарены патриархом Иосифом, с дозволения царя Алексея Михайловича, редчайшей священной реликвией - частицей ризы Христа. В 1625 году посол персидского шаха Аббаса в Москве торжественно вручил патриарху Филарету золотой ларец, где находилась «часть некоторая полотняная, как бы красновата, соткана из льну». Посол сообщил, что это - риза Христа и найдена святыня в Грузии, в ризнице митрополита, во время завоевания страны персами в 1613 году.

От ризы стали происходить чудесные исцеления, подлинность ее была засвидетельствована на совете у патриарха представителями греческой и русской церкви. Было установлено учредить празднование в честь этого события 27 марта, позднее праздник был перенесен 10 июля.

Известие об обретении святыни было разослано по всем городам и селам Руси. Частица ризы была положена в Успенском соборе Московского Кремля, для ее хранения мастер Дмитрий Сверчков выковал в 1625 году шатер. Вскоре Митрополит Киприан составил службу на праздник положения ризы, а в XVIII в. известный писатель князь Шаховской написал «Повесть преславну о принесении ризы господней в царствующий град Москву».

В первые десятилетия от ризы, хотя и редко, отделяли частицы и присылали в дар как знак особого расположения, но в 1681 году при патриархе Иоакиме соборным постановлением было запрещено это делать.

Получение святыни был настолько значимым событием для Скрипиных, что была произведена перестройка церкви Ильи Пророка - сооружен шатровый Ризоположенский придел. Форма заверения придела могла подчеркивать ценность находящейся в нем святыни, ее значимость не только для храмоздателей, прихода, но и для всего города.

Задумана была церковь Ильи Пророка конструктивно близкой к ранним ярославским храмам, величественной, гармоничной и нарядной. При всей простоте и сдержанности декора, характерной для раннего зодчества Ярославля XVII в., она заметно выделялась необычным цветовым решением ее облика. Первоначально церковь Ильи Пророка осталась небеленой, с красными стенами, швы между кирпичами были чуть притушены тонким слоем красной охры. Декоративные элементы всех частей храма - кокошники барабанов, ширинки, наличники окон были окрашены темперными красками охристого, зеленого и синего цветов.

Закончив строительство Ильинского храма, Скрипины стали его оснащать и украшать. В состав центрального иконостаса вошли три иконы XVI века, остальные иконы были заказаны храмоздателями. Над созданием первых ильинских икон трудились две артели - ярославская и костромская. Особое отношение у Скрипиных было к иконам домашнего моления, которые они поставили в центральном храме и Ризоположенском приделе они все небольшого размера, любовно собирались Скрипиными для домашней молельни.

Более дорогие для них были поставлены в центральном храме на почетное место над местным рядом. Все иконы «домашнего моления» центрального храма отмечены Скрипиными в «Книге церковного строения» не только описанием богатого убранства, но и указанием их мастеров. В описи значатся как авторы молельных икон замечательный строгановский мастер Истома Савин (5 икон), его сын Назарий Истомин (1), придворные мастера Иван Хворов, Влас. Насколько дороги Скрипиным были эти свои, домашние, почитаемые иконы, можно судить по описи, где они неоднократно оговаривают: «И на том месте в церкви быти им вечно. И в те иконы и складни никому не вступати, и своими не называти, и из церкви их не выносити ни попам, ни дьяконам, ни иным причетникам, ни роду их, ни племени, и никому до тех икон дела нет».

Большинство ильинских икон были убраны Скрипиными необычайно богато, это серебряные оклады, венцы и цаты, усыпанные жемчугом и драгоценными камнями. Церковь Ильи Пророка выделялась среди других приходских храмов Ярославля великолепием обихода. Это золотая и серебряная церковная утварь, златотканые священные облачения, покровы и пелены из атласа или бархата. Среди драгоценной церковной утвари Скрипины выделяют два золотых креста - мощевика, один из которых они наказывали употреблять при водоосвящении и хранить в ризнице. А второй крест, украшенный алмазами, яхонтами, изумрудами, рубинами, крупным жемчугом, был на местной иконе Спаса - «и быти тому кресту от Спасова образа вечно, а кто взяти, и того судит Бог на страшном своем суде».

Все необычайное разнообразие богато украшенных икон объединял иконостас, образ которого тоже можно воссоздать по описи Скрипиных. Первый иконостас был тябловый, древние дубовые тябла и сейчас можно видеть в алтарной части храма, за иконостасом, сохранились также две доски первого иконостаса, украшенные травным орнаментом - они служат дополнением к иконе «Богоматерь Тихвинская» в пророческом ряду.

Освещали центральный храм большое медное паникадило весом в 10 пудов, 3 паникадила меньших по 5 пудов каждый. На колокольне Скрипиными было поставлено 5 колоколов от 106 пудов до 25 и 5 колоколов были перенесены со старой колокольни - «от меньших зазвонных до пятого колокола, что прежде был благовестный». Вокруг церкви Ильи Пророка была построена ими каменная ограда, к которой примыкали два каменных дома для священника и дьякона, и деревянный дом для причетников, «все это составляло вид монастыря».

Скрипины позаботились о содержании храма - они «дали по душах своих и по душах родителей своих в вечный поминок в Ярославле пол семь лавок да 13 палат больших». И о последнем пристанище для себя они позаботились заранее, устроив в Ильинском храме и свою домовую церковь, и семейную усыпальницу под ней, где первые захоронения их близких произошли еще при жизни храмоздателей. Братья умерли, не оставив после себя наследников - Иоанникий в 1660 году, Вонифатий - в 1661. В родовой усыпальнице восемь захоронений, семь надгробий, надписи на них указывают место погребения членов семьи Скрипиных.

Художественные работы в церкви Ильи Пророка продолжались после смерти братьев и велись на протяжении второй половины XVII - начала XVIII вв. Жена Вонифатия Скрипина Иулита в 1680 г., незадолго перед своей смертью, заказала росписи центрального храма. В конце XVII века по инициативе и на средства земского старосты Ивана Мякушкина был сооружены резные новые иконостасы в стиле московского барокко в Покровском приделе и в центральном храме. Работы выполнял столяр Толгской слободы Иван Якимов. В 1697 году были выполнены росписи теплого Покровского придела артелью местных мастеров, во главе которой стоял предположительно Федор Федоров. В начале XVIII столетия украшены стенным письмом галерея и приделы - Ризоположенский и Гурия, Самона и Авива.

Архитектурный облик церкви Ильи Пророка сохранился без больших изменений. Первые перестройки коснулись завершения центрального храма. Как показали исследования церковь Ильи Пророка, подобно другим ранним ярославским храмам имела позакомарное покрытие, оно было декоративным, а не конструктивным. В конце XVII - первой половине XVIII вв. эту форму заменили четырехскатной тесовой кровлей. Цетральная глава была покрыта по каркасу белым железом, а боковые и главы придельных храмов и колокольни - зеленой поливной черепицей, в 1857 году все главы четверика перекрыты железом и окрашены в зеленый цвет. Небольшие перестройки коснулись северного придела Гурия, Самона и Авива: в XIX столетии заменены кокошники на четырехскатную кровлю. Более значительные переделки были проведены в южном Покровском приделе: в 1807 году растесаны и увеличены по высоте окна, крыша перекрыта железом, при этом ее форма изенена на более крутую, разобраны две кирпичные стенки с фронтонами "яко ненужные" и кирпичная глава.

Интерьер Ильинского храма тоже сохранился практически без изменений, поновления живописи происходили преимущественно в теплом Покровском приделе. Система отопления там неоднократно менялась, нарушался температурно-влажностный режим, что приводило к разрушению живописи. В 1830 году иконописец Василий Сарафанников прописал свод и стены придела темперными красками, а декоративный пояс - масляными. Первоначальная штукатурка с живописью в местах отставания от кирпичной кладки была сбита и заменена новой. На протяжении XIX столетия несколько раз (в 1839, 1843, 1846, 1853, 1871, покровские росписи подвергались тем или иным поновлениям.

К концу XIX века Ильинская церковь сильно обветшала, священник Николай Пятницкий так описывает ее состояние: «Храм этот производил грустное впечатление. Голуби, во всякое время года покрывавшие кровли храма, врывавшиеся в самый храм, казалось, грозили сделаться полными его обладателями».

Реставрация Церкви Ильи Пророка в начале ХХ в.


В начале ХХ столетия в церкви Ильи Пророка проводились большие реставрационные и ремонтные работы. по инициативе и на средства ярославского предпринимателя, мецената Ивана Александровича Вахромеева, человека интереснейшего и незаурядного, много сделавшего для Ярославля. Иван Александрович возглавлял торговый дом «Вахромеев и сыновья» - один из наиболее крупных в Ярославле по размерам капитала, много лет избирался на должность городского головы. Вахромеев достиг блестящих результатов как коллекционер, он собрал одну из крупнейших в России коллекций старинных рукописей, книг, превосходный нумизматический кабинет. Он был любителем ярославской старины, ученым, много послужившим Ярославской архивной комиссии со дня ее основания, являлся членом многих научных обществ - Императорского общества истории и древностей, московского и петербургского археологических обществ, Императорского географического общества.

Широко известна была благотворительная деятельность Вахромеева. Его особой заботой были отмечены ярославские храмы, на устроение которых он давал деньги практически безотказно. Так, при его материальной помощи проводились ремонтные работы в церквях Иоанна Предтечи, Петра Митрополита, Ростовском Кремле, была построена церковь при арестантском отделении.Но, как отмечал Вахромеев, «в ряду всех прочих церквей Ярославля Ильинская несомненно принадлежит к числу самых замечательных», и этот храм стал памятником знаний, высокого художественного вкуса и особой любви Ивана Александровича. Судя по документам, первое большое пожертвование в Ильинский храм он сделал в 1880-х гг., когда участники проходившего в Ярославле седьмого археологического съезда обратили внимание на плачевное состояние ильинской надпрестольной сени, она справедливо считается одним из шедевров русской резьбы по дереву XVII столетия. Вот что по этому поводу писал академик Павлинов: «Сень довольно ветхая и держится пока на железных связях..., многие части ее уже исчезли совершенно, а другие, хотя и находятся на месте, но в обломках...». Съезд ходатайствовал перед Святейшим Синодом о передачи сени в древлехранилище московского Археологического общества, так как она могла окончательно разрушиться. Разрешение было получено, но Иван Александрович Вахромеев предложил отреставрировать сень на свои средства, и в 1889 г. вся сень была переклеена рыбьим клеем, утраты бережно восстановлены по аналогии с сохранившимися деталями, и Синод постановил «означенную сень оставить по-прежнему в Ильинской церкви». Реставрация была выполнена бережно, и сень дошла до нас в первоначальном виде.

Церковь Ильи Пророка к концу XIX века находилась в запущенном состоянии. Причин к тому было несколько - во-первых, крайняя малочисленность прихода, который на начало ХХ столетия составлял всего 16 дворов, в них проживало 29 мужчин и 23 женщины. Одно время к храму был даже приписан батальон ярославской внутренней стражи. Кроме того, завещанные Скрипиными на содержание церкви торговые места и земли еще в XVIII веке отошли к городу, таким образом, из-за бедности и малочисленности прихода церковь Ильи Пророка долгое время вообще не ремонтировалась и не поновлялась. Вот как описывает ее вид священник Николай Николаевич Пятницкий : «Храм производит грустное впечатление своим обветшанием, голуби, во всякое время года покрывавшие кровли храма, вившие бесчисленное множество гнезд на сводах и окнах и врывавшиеся в самый храм, грозили сделаться полными его обладателями». О состоянии живописи говорят такие факты: когда со стенописей была снята вся накопившаяся от времени пыль, многие современники были удивлены ее необыкновенно яркими красками, а с икон приходилось снимать «толстые затвердевшие слои копоти» Этапы и объем реставрационных работ можно воссоздать по архивным документам, сохранившимся в делах Ярославской Духовной Консистории.

В июле 1894 года Вахромеев обращается с прошением к архиепископу Ярославскому и Ростовскому Иоаннафану о разрешении провести ремонтно-реставрационные работы в церкви Ильи Пророка. Иван Александрович указывает в прошении, что им совместно с членом Московского Археологического общества, заведующим ростовским музеем церковных древностей И. А. Шляковым был произведен осмотр храма и составлен примерный перечень необходимых работ. Первоначально предполагалось устранить трещины на галерее, очистить от пыли и грязи и частично восстановить стенописи галереи и центрального храма, обновить краски иконостаса и оградить церковь решеткой. Прошение было отправлено на утверждение в Святейший Синод.Переписка по этому вопросу заняла более двух лет. От И. А. Вахромева потребовали подробный проект реставрации, указания мастеров, которые будут выполнять наружные и внутренние работы, чертеж решетки ограды и т.д. Все необходимые документы были предоставлены и, наконец, в сентябре 1896 года получены разрешения на производство ремонта и от Святейшего Синода, и от Московского Археологического общества, и от Ярославской Духовной Консистории, вплоть до императорского у1896 году, начались работы по сооружению решетки вокруг Ильинской церкви. Рисунок ее был выполнен академиком Павлиновым, а проект и наблюдение за ее возведением осуществлял городской архитектор Никифоров. Седьмого сентября 1987 года ограда была освящена архиепископом Иоаннафаном.

Следующие два года шла подготовительная работа к проведению реставрации. Проект ее выполнил профессор института гражданских инженеров Николай Владимирович Султанов, он же, кстати, был автором проекта реставрации дворца царевича Дмитрия в Угличе. Каменные работы на церкви Ильи Пророка должен был осуществлять архитектор Никифоров, а живописные - ростовский художник Лопаков, который ранее реставрировал ростовскую церковь Спаса на Сенях, в 1901 году его сменил московский мастер Михаил Иванович Дикарев. Были наняты десятки рабочих, завезены материалы и, наконец, ранней весной 1899 года работа началась, наблюдение за ее ведением во все время реставрации вплоть до июля 1904 года вела Московская Археологическая комиссия в лице ее членов Н. В. Султанова, И. А. Шлякова и, в первую очередь, И. А. Вахромеева. Уже в начале выяснилось, что объем работ будет гораздо больше запланированного. Так, при ликвидации трещин на галерее, пришли к выводу, что причина их появления - усадка фундамента, для укрепления которого пришлось из-под стен северной и западной галереи вынуть булыжник и заменить его кирпичной кладкой на цементе. Первый, и основной этап реставрации был выполнен за три года (1899 - 1902 гг.) и то, что было сделано за это время, намного превысило запланированные объемы. Вот только перечень проведенных работ: «Вся крыша и главы покрыты новым металлом, все кресты на главах вызолочены, все деревянные рамы в окнах заменены железными, с северной и западной стороны под стены храма подведен новый фундамент, деревянная площадка у входа в церковь заменена мраморной, наружные деревянные двери заменена мраморной, наружные деревянные двери заменены железными решетчатыми со вставными стеклами, вся крыша и главы окрашены, все наружные стены оштукатурены и отбелены. Вся стенопись промыта, шляпки гвоздей, державших штукатурку, очищены от ржавчины, поврежденные изображения, в следствие отставшей штукатурки, восстановлены, весь иконостас переклеен и вызолочен с исправлением утратившейся резьбы, все иконы прочищены и приведены в первоначальный вид, для шести икон сделаны новые рамы с резьбой древнего рисунка, все полы - и деревянные ,и чугунный в летней церкви заменены лещадными из огнеупорного кирпича, исправлены и вызолочены паникадила, ко всем иконам по древнему образцу сделаны новые лампады, приобретен семисвечник древнего рисунка и четыре вызолоченных подсвечника, сделаны новые одежды на престол и жертвенник. Все работы исполнены весьма добротно с полным сохранением древнего рисунка. На все работы употреблено до 40 тысяч рублей».

В последующие два года велись, в основном, живописные работы в приделах Ильинского храма - в первую очередь, в теплом Покровском, стенопись которого неоднократно поновлялась. Михаилом Ивановичем Дикаревым была снята запись фресок придела клеевыми красками 1830 года, а главное - смыта масляная, под мрамор, панель того же времени, промыты и отреставрированы иконы придельных храмов. И, наконец, в декабре 1904 года староста церкви Ильи Пророка сообщил в Ярославскую Духовную Консисторию: «Реставрация нашей церкви закончена во всех частях, Работы выполнены весьма тщательно с полным сохранением старины и первоначального вида внутренней отделки храма. Все работы велись под наблюдением Архивной комиссии при непосредственном участии статского советника И. А. Вахромеева, употребившего на реставрацию до шестидесяти тысяч рублей из собственных средств». Работы были организованы таким образом, что повседневная жизнь храма, службы в нем не прекращались.

Благодаря стараниям И. А. Вахромеева, специалистов, проводивших ремонтно-реставрационные работы, церковь Ильи Пророка преобразилась. Реставрация Ильинского храма была уникальной во многих отношениях, она являлась первой в Ярославле, одной из первых в России, проведенной в таком полном объеме. Выполнялась она на достаточно высоком научном и техническом уровне, если учесть, что большого реставрационного опыта еще не было накоплено. Следует отметить доброкачественность работы, многое из того, что было тогда сделано - и лещадные полы, и рамы, и двери, и лестница, и ограда - сохранилось до настоящего времени.

История церкви Ильи Пророка в советский довоенный период и антирелигиозный музей


В 1920 г. церковь Ильи Пророка была закрыта, в постановлении ликвидационной комиссии от 15 декабря отмечалось: « Церковь не используется надлежащим образом, В 1920 г. церковь Ильи Пророка была закрыта, в постановлении ликвидационной т. к. приходского совета и причта при ней нет» На заседании губернской чрезвычайной комиссии было решено: «Закрытый храм, как имеющий художественную и археологическую ценность, принять в ведение коммунального отдела и передать Ярославскому естественно-историческому обществу под музей.» В начале 1921 г. была составлена опись икон, серебряной утвари, книг, колоколов церкви. Все имущество, имеющее художественно - историческое значение, передано ярославскому историческому музею.

В мае 1922 года храм был взят на учет в губернском историческом музее, ему была присвоена высшая категория. В этом же году проводилось изъятие церковных ценностей. Из церкви Ильи Пророка была конфискована почти вся серебряная утварь, в том числе большой и малый ковчеги, в которых хранилась частица ризы Христа. В начале 1920-х г.г. церковь Ильи Пророка была открыта как памятник архитектуры и живописи, организационно она являлась частью отдела древнерусского искусства. В центральном храме экспонировались иконы, лицевое шитье, металл, в приделе Гурия, Самона и Авива - церковная утварь, в Покровском приделе - собрание тканей. Заведующим отделом древнерусского искусства сначала был Василий Александрович Перцев, а в 1928-1929 гг. - Нил Григорьевич Первухин, автор монографии по церкви Ильи Пророка Церковь Ильи Пророка была открыта для посетителей до начала 1930-х г.г.. Один из лучших памятников архитектуры и живописи ХVII века в России стал использоваться, в основном, как складское помещение. Подклетные палатки были сданы в аренду, в центральном и придельных храмах разместились фонды музея и мастерская Обллита, работа которой оказывала вредное воздействие на стенописи церкви. Но закрытие церкви было только первым шагом. В 1920-1930-е гг. в городе необычайно активизировалась деятельность Союза воинствующих безбожников, и наиболее активные его члены начали кампанию за снос церкви Ильи Пророка.

В конце 1931 - начале 1932 гг. было собрано несколько тысяч подписей рабочих разных предприятий Ярославля, после чего в газете «Северный рабочий» появилась статья с требованием убрать храм с центральной площади города. Городские власти обратились с письмом в Ивановский облисполком, в котором просили о сносе ряда храмов Ярославля. В нем, в частности, было написано: «Горсовет, основываясь на массовых требованиях широкой пролетарской общественности крупнейших фабрик и заводов, особо подчеркивает необходимость немедленного освобождения Советской (центральной) площади города от церкви Ильи Пророка, учитывая, что последняя чрезвычайно мешает новой планировке города, находится на площади, имеющей административно-советское значение, где по требованию общественности намечена установка памятника борцам революции, павшим от белогвардейского мятежа. Надо сказать, что город не имеет более развернутой площади и нахождение церкви на Советской площади не дает возможности проведения в центре города массовых демонстраций, парадов и пр... Обращаемся с просьбой оказать горсовету и общественности города в части снятия с учета Главнауки указанных церквей на предмет их сноса, учитывая, что Ярославль богат церковной архитнктурой и после разборки нескольких церквей в центре города и на окраинах, их останется еще значительное количество».

Но, к счастью, варварство по отношению к церкви Ильи Пророка было остановлено противодействием сотрудников сектора архитектуры Главнауки П. Д. Барановского и Н. Н. Померанцева, спасших немало церквей в России, активным протестом со стороны сотрудников музея. Исполняющий в то время обязанности директора музея Н. В. Кузнецов отказался подписать решение о сносе церкви Ильи Пророка и даже находился в храме все время, пока над ним висела опасность.

Вновь интерес к памятнику возник в конце 1930-х гг., когда возникла идея создать там антирелигиозный музей. Этот музей действовал в течении короткого времени и сейчас уже мало известен широкой публике. Антирелигиозный музей, насчитывающий всего трехлетнюю историю, являлся сначала филиалом областного краеведческого музея, а затем именовался областным антирелигиозным музеем.

Создателем и директором музея был Виктор Михайлович Ковалев, он был одним из организаторов союза воинствующих безбожников Ярославской области. По воспоминаниям Ковалева, с его участием было закрыто около двух десятков церквей, вместе с членами союза он снимал колокола и сдавал их в металлолом. В 1938 году ему было поручено создать в Ярославле антирелигиозный музей. О начале своей музейной карьеры Ковалев вспоминает так: «В мае 1938 года я вдруг неожиданно был вызван по телефону к секретарю областного комитета партии. Признаться честно, я немного струхнул, так как время было в ту пору опасное, действовали враги народа, можно было ожидать всего. Я тут же пошел к нему и, едва открыл дверь, услышал грубое ко мне обращение. Не называя меня ни по имени, ни по отчеству, он сказал: «Садись и слушай». Как только я сел, он сказал: «Вот тебе 25 тысяч, и чтобы к 7 ноября был в Ярославле областной антирелигиозный музей». Моя попытка сказать, что я не музейный работник, сумею ли я это сделать, как было видно, его рассердила, и он так же грубо сказал мне: « Ну так положь партбилет и убирайся». Делать было нечего, я решил начать организацию ярославского областного антирелигиозного музея».

14 июня 1938 года областным отделом народного образования был отдан приказ о начале работы по созданию антирелигиозного музея. Сроки для строительства нового музея отводились крайне сжатые: на разработку тематико-экспозиционного плана - месяц, на сбор материалов, создание экспозиции - четыре месяца. Новый музей планировали создавать по типу уже существующих подобных музеев. В срок был написан тематико-экспозиционный план, который включал около двадцати тем, это - "Строение мира и происхождение солнечной системы," "Происхождение и развитие жизни на земле", "Происхождение религии и религиозных верований", "История религий в древнем мире", "Появление христианства на Руси", "Распространение христианства в Ярославском крае", "Пережитки идолопоклонства", "Ярославский белогвардейский мятеж и церковники", "Сектанты в Ярославской области", "Победа социализма в СССР и отход масс от религии" и др.

Началась работа по сбору материалов для будущей экспозиции. Часть экспонатов поступила из фондов ярославского краеведческого музея, в частности, хранившиеся там мощи ярославских святых князей Федора, Давида и Константина, гроб-колода Федора Черного. В церкви Ильи Пророка с начала 1930-х гг. находились книги, свезенные из закрываемых храмов города и области. Из них были отобраны нужные по теме, остальные пополнили библиотеку краеведческого музея. Состоялось несколько экспедиций по районам Ярославской области, и в церквях, предназначенных к ликвидации, были собраны иконы, церковная утварь, деревянная скульптура, фрагменты иконостасов. Из церкви Николы Мокрого поступили два моленных места - уникальные образцы барельефной деревянной резьбы XVII века, была подобрана небольшая коллекция колоколов.

Большим неудобством для создателей антирелигиозного музея служило то, что экспозиция должна была разворачиваться в центральном храме и на галерее церкви, на фоне великолепных росписей. И тогда из Союза воинствующих безбожников начали раздаваться голоса активистов с предложениями либо подыскать для нового музея другое помещение, либо сбить полностью все стенописи. Но, надо отдать должное В.М. Ковалеву, он на этот шаг не пошел, а попытался даже включить фрески в экспозиционный ряд. Так, первые разделы музея, рассказывающие о строении мира и происхождении жизни на земле, решено было разместить в северной части галереи, на сводах и стенах которой иллюстрируются начальные главы Библии о семи днях творения мира, о земной жизни Адама и Евы.

Одновременно с подготовкой новой экспозиции, велись ремонтно- реставрационные работы на памятнике, на эти цели было выделено 50 тысяч рублей. Своей большой заслугой В.М. Ковалев считал установку маятника Фуко в церкви Ильи Пророка, о чем он подробно рассказал в своих воспоминаниях. Началось все так: « Будучи в Ленинграде в Исаакиевском соборе, я познакомился с маятником Фуко, доказывющем вращение земли. Взяв все необходимые сведения и расчеты, а по приезде домой измерив высоту центра церкви, выразившуюся в 13 метрах, я после расчетов пришел к выводу, что такой же маятник, только в меньшем виде, можно сделать и у нас. Этой идеей заинтересовались работники 62-го завода, за неделю они рассчитали конструкцию маятника Фуко и изготовили его. Но встал вопрос об укреплении стального конца проволоки со стаканом механизма вращения в среднем куполе на высоте 13 метров. Тогда я влез внутрь купола через окно с улицы и укрепил стакан. На конце проволоки мы прикрепили тринадцатикилограммовый чугунный шар и поставили на пол деревянный диск диаметром в три метра. Было уже далеко за полночь, но никто из сотрудников не уходил, работали со свечами и керосиновыми лампами, так как электропроводки в церкви еще не было.

На следующее утро мы провели испытание, вооружившись часами. Через пять минут маятник отклонился на два градуса. Тут все бросились ко мне, стали меня целовать и поздравлять, радости не было конца. Это был третий по счету маятник Фуко в СССР после Ленинграда и Свердловска. За организацию маятника я получил первым в области значок атеиста-отличника, а центральный совет союза воинствующих безбожников наградил меня почетной грамотой, подписанной его председателем Емельяном Ярославским. Поле этого множество школ города и области стали организовывать экскурсии к маятнику Фуко».

Точно в срок, 7 ноября 1938 года, антирелигиозный музей был торжественно открыт и начал работать, Как явствует из отчета музея за 1939 год, в нем побывало более 23 тысяч человек.

В 1939 году состоялась совместная археологическая экспедиция краеведческого и антирелигиозного музеев под руководством Я. С. Станкевич, работавшей в Академии материальной культуры имени Марра. Кроме того, антирелигиозный музей проводил самостоятельные археологические исследования на территории города - в подклетах церкви Ильи Пророка, в саду Казанского женского монастыря.

Антирелигиозный музей просуществовал в Ярославле всего около трех лет, началась Великая Отечественная война, Ковалев был отправлен на фронт, и музей закрыли.


Современная история церкви Ильи Пророка


В первое послевоенное время церковь Ильи Прока использовалась, в основном, как фондовое помещение ярославского краеведческого музея. В 1955 году было принято решение о подготовке памятника к открытию для посетителей. Состояние настенной живописи, иконостасов и икон к этому времени было очень тяжелым. Все было покрыто густым слоем пыли, голубиного помета, паутины, повсюду в храме - повреждения, плесень, шелушение.

Работы в главном храме и приделе Варлаама Хутынского велись в июле - августе 1955 года под руководством художника - реставратора В.Г.Брюсовой. Ввиду срочности, реставрация фресок проводилась только до высоты четвертого яруса. За это время стены были промыты от поверхностных загрязнений, укреплен красочный слой, выполнены тонировки в местах осыпи, удалены записи на орнаментальном ярусе. В 1956 году такой же объем работ проводился в приделах, немного ранее - на галерее. Одновременно велась чистка икон, иконостасов. Когда основные реставрационные работы были закончены, церковь была открыта для посетителей как самостоятельный музейный объект. В 1960 году было восстановлено черепичное покрытие глав колокольни и Ризоположенского придела, позолочены все кресты, отремонтирована решетка вокруг храма. С тех пор на памятнике велись регулярно те или иные ремонтные работы. В 1990 г. начались, и продолжаются до настоящего времени реставрационно - консервационные работы по укреплению живописи центрального храма бригадой ярославских художников - реставраторов под руководством Е. Б. Черняева. В 1989 г. главный престол церкви Ильи Пророка был вновь освящен, и с этого времени в летний сезон в храме проводятся церковные службы по большим христианским праздникам. С 1996 г. проводится архитектурная реставрация памятника: вычинка кирпичной кладки, замена кровельного покрытия на всех объемах, покраска стен и т.д. В июне 2000 года исполняется 350 -летний юбилей церкви Ильи Пророка.

Архитектура

Церковь Ильи Пророка построена артелью местных мастеров, имена которых неизвестны, на месте двух деревянных храмов - церкви Ильи Пророка и церкви Покрова Богоматери, начало которых относится еще к XVI в. Первоначально Ильинский храм стоял на обширном подворье храмоздателей Скрипиных, рядом с их жилыми и хозяйственными постройками и примыкал к торговым улицам Пробойной и Соколовской только западным и северным фасадами.

После генеральной реконструкции Ярославля по плану 1778 г. огромная и прекрасная церковь стала центром главной административной площади города - Советской, бывшей Ильинской, она замыкает на себе перспективу сходящихся к площади лучами улиц и превратилась в важнейшее архитектурное сооружение города.

В состав Ильинского ансамбля входит пять престолов. Центральный храм назван во имя библейского пророка Ильи, теплая церковь посвящена одному из наиболее распространенных на Руси христианских праздников - Покрова Богоматери. Северный придел, служивший Скрипиным домовой церковью, носит имя покровителей семейного очага, святых исповедников Гурия, Самона и Авива. В подклете этого придела находится усыпальница рода Скрипиных. Придел в дьяконнике освящен в память Варлаама Хутынского - одного из самых почитаемых в новгородском пантеоне святых. Посвящение придела указывает на происхождение храмоздателей.Скрипины, как и ряд других именитых купеческих семей Ярославля, являлись потомками новгородцев, переселенных в Ярославль при Иване Грозном после разгрома Великого Новгорода. Ризоположенский придел устроен в честь редкой культовой реликвии - частицы ризы Христа

Церковь Ильи Пророка сложена из большемерного красного кирпича, в качестве связующего использовался известковый раствор. При декорировке применялся белый камень и тесаный кирпич. Первоначально кирпичная кладка оставалась без побелки, впервые храм был побелен известью, слегка подцвеченной охрой, в начале XVIII в. Фундамент глубиной около пяти метров сложен по периметру церкви из крупного булыжника, а по всей площади вертикально вбиты дубовые сваи на небольшом расстоянии друг от друга. Церковь крыта железом на четыре ската, пять глав четверика железные, небольшие главки над колокольней и приделами черепичные. Первоначальное покрытие храма было позакомарным, или посводным, но, в отличие от Спасо - Преображенского собора Спасского монастыря, покрытие было декоративным, а не конструктивным.

Церковь Ильи Пророка по конструкции принадлежит к традиционному соборному типу храма. Это кубический четырехстолпный крестовокупольный храм на подклете, с тремя алтарными апсидами с восточной стороны, увенчанный пятью главами на световых барабанах.

К южному фасаду центрального четверика примыкает теплая церковь Покрова с трапезной, к западному и северному фасадам - просторные галереи с двумя большими, домообразными, на ползучих арках крыльцами. Северная галерея заканчивается на востоке миниатюрным приделом Гурия, Самона и Авива, он представляет собой башенного типа храмик , который завершается тремя рядами кокошников, поставленных на убег и небольшой главкой. В подклете придела устроена усыпальница Скрипиных. На окончаниях западной галереи находятся два шатровых сооружения - колокольня на северном и Ризоположенский придел на южном. В основании придела - массивный четверик, переходящий через строенные кокошники в низкий восьмерик, который несет на себе глухой шатер Стройная, высокая восьмигранная колокольня завершается шатром, прорезанным двумя рядами слухов с сильно выступающими наличниками.

Ильинский храм представляет собой единый сложный ансамбль. Объемы группируются вокруг центрального четверика в ассиметричную, но живописно и гармонично уравновешенную композицию.

Наиболее выразительным в этом ансамбле является западный фасад, имеющий фронтальный характер. Два шатровых объема выстроились в линейную композицию, создавая иллюзию симметричности. Но в действительности и левая, и правая части заметно отличаются друг от друга. Высокая колокольня ближе придвинута к центральной оси храма, чем более низкий Ризоположенский придел.

Зодчий достиг впечатления внутреннего равновесия, основанного на разновеликости масс. Одним из достоинств церкви Ильи Пророка является великолепное декоративное убранство. Если стены храма решены традиционно просто - разделены на три части широкими выступами - лопатками, а окна лишены наличников, то галереи, крыльца, приделы, расположенные ближе к зрителю, украшены более пышно и разнообразно. Каждый фасад имеет индивидуальный облик, наболее нарядно декорированы западный и северный фасады, восточный и северный оформлены строже. Все детали отделки - ранообразной формы наличники, арки четко прорисованы и придают живописность памятнику. Особенно обогащают пластику стен ряды богато профилированных ширинок - квадратных углублений, украшенных резными белокаменными вставками с изображением фантастических зверей и птиц - двуглавых орлов, крылатых львов, райских птиц. Края шириночных впадин выложены из тесаного кирпича.

Наружные стены храма были покрыты яркой многоцветной росписью, характер которой несколько раз менялся. На первом этапе элементы декора были украшены глазурью охристого, зеленого, синего цвета, дополнением к глазурованным полосам служила полихромная раскраска в виде разноцветных полос. На фронтоне западного крыльца помещена живописная композиция "Распятие", эта фреска при каждом ремонте памятника поновлялась. Ограда вокруг церкви была выполнена в 1896г. по рисунку академика А.И. Павлинова.

Внутреннее пространство центрального храма образовано традиционным четырехстолпием, два столпа находятся в помещении для молящихся, два столпа скрыты за высоким иконостасом. Алтарь разделен арками на три части, в средней абсиде находится собственно алтарь, в северной - жертвенник, в южной - дьяконник.

Дата росписи церкви Ильи Пророка указана в настенной летописи на западной стене: "А зачата сия святая церковь стенным писанием в лето 7188 (1680 г.) июня в 17 день при державе Благочестивейшего Государя Царя и Великого князя Федора Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, и при его благоверной царице и великой княгине Агафье Семеновне, и при Святейшем Иоакиме, патриархе Московском и всея России, и при митрополите Ионе Ростовском и Ярославском".

Стенописи выполнялись по заказу Улиты Макаровны, вдовы Вонифатия Скрипина. В клейме на западной стене сохранились имена мастеров, расписавших храм: "7189 г.(1681 г.) сентября в 8 день трудившиеся о Бозе изографы града Костромы Гурий Никитин, Сила Савин да ярославец Дмитрий Семенов, Василий Кузьмин, Артемий Тимофеев, Петр Аверкиев, Марк Назаров, Василий Миронов, Фома Ермилов, Тимофей Федотов, Иван Петров, Иван Андреянов, Иван Иванов, Филипп Андреянов, Степан Павлов". В составе артели из 15 человек были костромские и ярославские художники, возглавляли ее знаменитые изографы костромичи Гурий Никитин и Сила Савин, местными мастерами руководил ярославец Дмитрий Семенов. Глава артели Гурий Никитин Кинешемцев был крупнейшим художником - монументалистом XVIIв., он создал замечательные ансамбли росписей храмов Переславля (Троицкий собор Данилова монастыря ), Ростова (церковь Воскресения), Костромы (Троицкий собор Ипатьевского монастыря), Суздаля (Преображенский собор Спасо - Евфимиева монастыря), Ярославля. Его многолетним помощником был кормовой иконописец первой статьи Сила Савин. Третий знаменщик Дмитрий Семенов позднее участвовал в росписи церкви Рождества Христова в Ярославле, Введенского собора Толгского монастыря. В артели, как правило,существовало строгое разделение труда.

В наставлении живописцам XVII в. говорится: "А настенное письмо писать многие мастеры: один знаменит (наносит рисунок), другой красками покрывает, ин расписывает, пробеливает, а ин лица пишет".

Стенописи Ильинской церкви выполнены в смешанной технике - фресковой живописи (красками, разведенными на воде, по сырому известковому грунту) и темперной (красками на клеевой или яичной основе по сухой штукатурке).

На первом этапе работы на стены отдельными участками наносился грунт из хорошо выдержанной извести с добавлением льняного волокна, который крепился к стене левкасными гвоздями, шляпки которых закрывал еще один слой штукатурки. Грунт применялся отменного качества, необычайной крепости и белизны. Первый слой краски наносился в 1-2 дня, пока грунт оставался сырым, по мере высыхания его поверхность покрывалась прочной кальцийной пленкой, предохранявшей живопись от влаги. Темперными красками производилась окончательная доработка живописи. В программе росписей церкви Ильи Пророка можно выделить несколько тематических циклов. Основной темой верхних участков стенописи, посвященных "небесной церкви", является идея троичности, которую Гурий Никитин последовательно раскрывал в своих работах. Она воплощена в таких композициях, как "Отечество" или "Новозаветная Троица" в центральном куполе, "Ветхозаветная Троица" на восточном простенке, в люнете северной стены "Первый вселенский собор", на котором был утвержден догмат троичности Бога. Главное содержание росписей центрального четверика раскрыты в трех основных циклах - христологическом, апостольском и ветхозаветном, в них последовательно развиваются темы истории "земной церкви", пророчества, решается этический спор о добре и зле.

Система росписей Ильинского храма достаточно традиционна: в центральной главе размещена композиция "Отечество", в простенках барабана - архангелы, ниже - праотцы, в северо - восточной главе - "Эммануил", апостолы и святители, в северо - западной - "Богоматерь Знамение", пророки и праотцы, в юго -восточной - Иоанн Предтеча, апостолы и святители, в юго - западной -"Великий архиерей" и пророки. На сводах представлены двунадесятые праздники : "Благовещение", "Крещение Иисуса Христа", "Рождество Христово", "Сретение", над входом в храм - "Вознесение". На стенах роспись располагается широкими поясами в пять ярусов, в верхнем ярусе в люнетах закомар и в следующем за ним регистре изображены деяния Иисуса Христа после его воскресения и события его земной жизни: исцеление Христом слепого, слуги сотника, сухорукого, воскрешение дочери Иаира, притчи о милосердном царе, о брачном пире, о десяти девах, о богаче и бедном Лазаре, призвание апостолов, Брак в Кане Галилейской, укрощение бури, Нагорная проповедь и т.д.

Продолжением христологического цикла являются Деяния апостолов, которые размещены в третьем ярусе: проповеди апостолов Петра и Павла, исцеления недужных, крещение апостолами народа и т.д. Четвертый ярус - храмовый, в нем повествуется о житии ветхозаветного пророка Ильи, а в пятом - представлены деяния его ученика пророка Елисея, нижний ярус - орнаментальный, который на западной стене заменен на храмозданную летопись, идущую вязью в три ряда.

Одной из особенностей Ильинской росписи является логическая связь между ярусами, хотя они представляют собой самостоятельные тематические циклы. Евангельский цикл начинается со сцен, в которых Иисус Христос призывает апостолов следовать за ним, логическим переходом к Деяниям апостолов является сюжет "Собор Богоматери" - оплакивание Иисуса Христа девой Марией вместе с женами и апостолами. Храмовый ярус открывает евангельская притча "Нет пророка в отечестве своем", а заканчивает композиция , в которой Илья Пророк при огненном восхождении на небо передает свой плащ, а с ним и пророческий дар своему ученику Елисею. Завершением пророческого цикла служит "Сказание о чуде Ильи Пророка в Нижнем Новгороде" - сюжет русского происхождения о спасении купца. Илья Пророк, наряду с Николой Чудотворцем, почитался как покровитель купечества. На своде и восточной стене центральной части алтаря развернута большая литургическая композиция "Великий Вход", на западной - "Неопалимая купина", в жертвеннике - "Се агнец Божий", Страстной цикл. Литературным источником росписи центрального храма были Ветхий и Новый Завет , исключением явились апокрифы из жития Ильи Пророка и уже упоминавшееся русское сказание. Древнерусские мастера в своей работе использовали изобразительные образцы, это было чертой средневекового эстетического этикета. В качестве таких источников художникам служили русские лицевые сборники, прориси, иконы, польские и немецкие гравюры. Особое распространение среди художественных образцов в искусстве XVII столетия получила иллюстрированная Библия Пискатора, которая была издана в 1650 г. в Амстердаме голландским гравером Яном Фишером ( на латыни - Пискатор), она состояла из 277 гравюр к Ветхому и Новому Завету. Гравюры Пискатора знакомили русских художников с кругом новых тем, привлекали реальной передачей окружающего мира.Но древнерусские мастера никогда слепо не копировали те или иные образцы, всегда их творчески перерабатывали, сохраняя стилевые традиции древнерусской живописи и создавая "произведение насквозь русское" ( И.Грабарь).

Изобразительные ярусы огибают по периметру, с южной стороны на восточную, от жертвенника - к дьяконнику, стены храма. Композиции не имеют четкой разгранки, плавно переходят одна в другую, эта черта особенно характерна для двух нижних регистров, отмеченных значительной иконографической свободой. Значительная часть сцен этих ярусов заимствованы из Библии Пискатора. Но ильинские мастера используют композицию, сюжет, а трактовка персонажей в корне меняется, и пророки Илья и Елисей из приземистых лысых стариков превращаются в полных величия, достоинства и спокойной красоты старцев. Два первых сюжета пророческого цикла взяты художниками не из канонического текста Библии, а являются иллюстрациями апокрифов из жития пророка Ильи, это - "Предсказание мудреца отцу пророка Ильи о рождении сына" и "Рождение пророка Ильи". И первый сюжет, и второй, в котором ангелы повивают новорожденного огнем, встречаются в иконописи.

В следующих сценах пророк Илья появляется уже в библейском образе - "Пророк сед, риза чернел, опушь ризы синяя, исподь вохра, свиток и плат белые". В этом ярусе даны ключевые моменты жития грозного и могущественного библейского пророка - одна из лучших и известных композиций цикла "Илья Пророк в пустыне", и полный милосердия и задушевности сюжет о воскрешении сына сарептской вдовы, экспрессивные и динамичные сцены кармильского жертвоприношения и избиения пророком жрецов Ваала, и мирная картинка встречи во время пахоты пророка Ильи с Елисеем, и вознесение его на огненной колеснице на небо.

Цетральное место в нижнем ярусе занимает сюжетная линия пророка Елисея и сонамитянки, эта не слишком сложная библейская история о рождении, смерти и воскрешении сына простой женщины вдохновила художников на создание подробнейшего повествования о материнской любви, наполненного "ароматом земной жизни".

Многие композиции нижних ярусов оригинальны, не встречались ранее в ярославских фресках.

Росписи церкви Ильи Пророка, поражающие радостным, светлым настроением и ощущением полноты жизни, отражают особенности формирования ярославской традиции монументального искусства. Яркие, многокрасочные композиции закрывают все плоскости огромного внутреннего пространства церкви, создавая впечатление орнаментального, "нарядного ковра мастерски подобранных красок". Художникам удалось добиться необычайной красоты колорита. Звучная гамма чистых золотисто - охристых, лазурных, голубых, малиновых тонов придает живописи декоративный характер, свойственный искусству Ярославля XVII в.

Декоративное начало подчеркивается богатством и разнообразием орнаментов на утвари, одежде, мебели и т.д.. Великолепный травный орнаментальный пояс вызвал немало подражаний в росписях других ярославских храмов. Декоративность стенописи усиливает волнообразный ритм построения ряда композиций: чередование главных эпизодов, придвинутых к нижнему краю живописной ленты, и второстепенных, данных в уменьшенном виде выше на плоскости стены.

Художник XVII в. в большой мере выступает как иллюстратор, повествователь, подробно воссоздавая библейские предания на стенах храма ( в основном, в двух нижних ярусах). Действие разворачивается среди примет реального, узнаваемого мира: сцена встречи пророка Ильи с сарептской вдовой происходит под широко раскидистым дубом, пологая холмистая земля покрыта ковром нежно - зеленой травы, цветами. Внимание мастеров привлекают и орудия труда, например, двузубая соха в руках пророка Елисея в сцене встречи с Ильей; и русская архитектура - изображение нижегородского кремля в "Чуде Ильи Пророка в Нижнем Новгороде". Фресковые композиции пронизаны чувством бьющей ключом полнокровной жизни, динамикой. Неистово пляшут язычники вокруг статуи Ваала в сцене "Жертвоприношение", пророк Илья пламенно воздевает руки к небу у жертвенника, в следующем сюжете он же, склонившись в сложном ракурсе, энергично закалывает ножом лжепророков. Сцены густо заселены людьми, фигуры которых становятся более массивными, устойчивыми, одежды плотно облегают тела, часто взвихряясь от порывистого движения. В библейский мир часто вплетаются жанровые картинки, где обычные миряне занимаются повседневными делами, как в композиции "Рождение сына сонамитянки", где служанки хлопочут вокруг роженицы и новорожденного. Особенное очарование таким сценам придают женские образы, в них "первый лепет русской живописи о тайнах женской красоты и грации". Самую большую известность из всего ильинского ансамбля стенописей получила композиция "Жатва", где речь идет о болезни и смерти сына сонамитянки. Но центральное место в ней занимают фигуры жнецов в нарядных одеждах на фоне золотистого поля ржи. Художник любуется их легкими, изящными фигурами, плавными движениями, сцена тяжелого крестьянского труда полна лирики, поэтичности. Далее по сюжету сонамитянка отправляется к пророку Елисею с просьбой воскресить сына, ее сопровождает слуга. Фигура высокого изящного юноши, помещенная на переднем плане композиции, дана в сложном ракурсе, кажется закрученной по спирали. М.В.Алпатов отмечал, что "подобных образов русская стенопись не знала со времен волотовского пастушка". Большой интерес мастера проявляют к животному миру: женщина едет к Елисею на низеньком ослике, в сцене исцеления пророком Елисеем ассирийского военачальника Неемана пара великолепных коней, запряженных в роскошную колесницу, рвутся на зрителя. Неистощимую фантазию проявили художники в подаче разнообразных по форме и красоте архитектурных форм.

Значительным достижением в живописи XVII столетия являются искания художников в области палатного письма. Попытки овладения пространством проявляются в углубленности архитектурных форм, показе действия частично в интерьере, изображении "прозрачного" домика", видимого одновременно изнутри и снаружи. Этот прием получил в искусствоведческой литературе название "формула Гурия Никитина". Влияние западных образцов чувствуется в применении законов линейного построения пространства- в сцене "Апостол Павел перед синедрионом" ряды колонн, перекрытых сводом, уходят в правильно выстроенной перспективе.

Можно выделить стилевые особенности разных участков стенописи ц.И.П. Если композиции сводов, столбов, верхних регистров отмечены строгостью, монументальностью, величественной простотой, "озарены замирающим отблеском великих преданий", то живопись храмовых ярусов тяготеет к жанровости, занимательному рассказу, повышенной орнаментике и динамике.

Ильинские росписи оказали заметное влияние на формирование ярославской школы живописи. В целом ряде последующих работ местных мастеров конца XVII - начала XVIII вв.видно подражание ее орнаментальному ярусу, предоставление под храмовую тему двух нижних ярусов, роспись подоконников травными мотивами, размещение на западном своде композиции "Вознесение" и т.д. (росписи церкви Рождества Христова - 1683 г., Введенского собора Толгского монастыря - 1690 г., церквей Спаса на Городу - 1694 г., Иоанна Предтечи - 1695 г., Николы в Меленках - 1705 г., Федоровской Богоматери - 1715 г. ).

Стенописи церкви Ильи Пророка - одна из последних совместных работ костромских и ярославских художников, в них были заложены основы перемены стиля ярославской живописи от монументального к декоративно - повествовательному. Ильинские росписи представляют собой одно из высших достижений русского искусства, они вписали ярчайшую страницу в развитие ярославской стенописной традиции. Стенописи центрального храма хорошо сохранились, так как были выполнены на высоком по качеству уровне. Первые реставрационные работы на живописи четверика относятся к началу ХХ столетия, тогда стенописи были промыты от наслоений пыли и копоти, поврежденные места прописаны заново, орнаментальный пояс записан клеевыми красками. Работы велись под руководством художника - реставратора М.И. Дикарева.

В 1955 г. В.Г.Брюсовой была выполнена реставрация четырех нижних ярусов живописи главного храма, произведены промывка стен, укрепление красочного слоя, тонировки в местах осыпи, удаление записи на орнаментальном ярусе. В 1990 г. начались, и продолжаются до настоящего времени реставрационно - консервационные работы по укреплению росписи четверика, которые осуществляются бригадой художников -реставраторов ярославских реставрационных мастерских под руководством Е.Б.Черняева.





Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий вам необходимо авторизоваться

Войти через соц.сети:

Ваше имя:

Электронная почта:

Комментарий:


Поделиться
Класснуть
Отправить

[x закрыть]